April 12th, 2010

я и говорю что...

О нас, поляках, национальной гордости, гоноре и прочее скучное

...продолжая тему.
Когда ты уничтожаешь врага - в праве собой гордиться, когда враг попадает в им же расставленную ловушку - можно и позлорадствовать, но, когда враг отравился несвежими грибами, радоваться смерти просто недостойно, не ты грибы сажал, растил, собирал и готовил. Случай - это не то оружие на которое стоит расчитывать: сегодня он на твоей стороне, а завтра наоборот.
Всегда нужно остановиться и спросить себя, а если подобное случиться и с нами?
Поэтому и скорбь - наш единственно правильный ответ, нужно сочувствовать и помочь тем, кому плохо, не ради них самих, но ради себя.
Любите враги ваша и благотворите... и будете сынове Вышняго: яко той благ есть на неблагодатныя и злыя (Лук. VI. 35 и 36), будите убо вы совершени, якоже Отец ваш небесный совершен есть (Матф. V. 48). Свт. Филарет говорил: "Итак вы, которые имеете счастие быть ненавидимы! славою чад Божиих умоляю вас остановить движения гнева и негодование вас порывающее, дабы обозреть путь совершенства, открытый для вас милосердым Промыслом: любите враги ваша и благотворите.".

Сейчас многие не просто радуются катастрофе, но удивляются, мол почему такое творится в Польше, если бы у нас упал самолет с президентом и половиной правительства - на улицах был бы праздник, ведь не элита погибла, а нахлебники, слепые поводыри и прочая и прочая...А поляки скорбят о поляках, а не о пане президенте с панами генералами.
Польша, как бы мы ее не любили и ненавидели - нормальная страна, где народ не отделяет себя от тех, кто сверху, может, обращаясь к элите, повторить за Маугли "Мы с тобой одной крови — ты и я".
У нас, увы, не так. Кто в этом виноват - Революция ли, Петр с Екатериной или все вместе, по большому счету, не важно. Многие кивают мол элита у нас не та, нужно ее под корень, а потом из пробирки, ну или варягов позвать (вариант - человека будущего создать). А здесь как раз стоит поучиться у поляков - там самый последний холоп, чуть возвысившись, увеличивает ЧСВ путем попытки копирования идеальных панских привычек, чуть ли не по Сенкевичу: причем не только гонора, но и культуры и уважения к предкам и церкви, принятия того что поляк- это уже звучит гордо, а наш человек пытается воплощать в жизнь самые страшные сказки об элите, которые себе и рассказывал - сразу запихивает в обе щеки рябчиков, густо намазывая их черной икрой. Но даже не это главное - поляк по умолчанию всегда считает что те, кто выше, - достойней, а наш человек - подлее, причем среднему поляку даже не придет в голову что он, немного возвысившись, становится совестью нации или ее элитой, а наш человек в массе своей начнет делать вид что он здесь один д'Артаньян, а все вокруг понятно что.
Вот так и живем, ниже быдло, выше воры, а "одна я умная, в белом пальто стою красивая!"
И эти люди искренне не понимают, почему власть делает именно так, а не иначе, например, применительно к сегодняшнему дню объявляет траур. А власть пытается научить народ быть человечней, воспитать хоть какое чувство собственного достоинства, сделать людей чуточку лучше, чуточку совершенней. Так было всегда: во времена Николая I единственным защитником крестьян был он сам, скажем доходило до того, что ему своей волей приходилось отменять решения местных судов, которые не находили состава преступления, мол ну заставляет крепостных изображать дичь, ведь не убил же, или практикует право первой ночи, разве от девки убудет, мы так всегда жили и вообще...Но Николай I - один, и к каждому помещику из столицы полковника-следователя не отправишь, отсюда и наши проблемы.

А что делать? Если ты хочешь уважать себя - копировать не гаишников-столоначальников из анекдотов и прочих полонских, а чаще представлять себя если не крылатым гусаром, то хотя бы человеком, переходящим улицу исключительно на зеленый свет светофора.
Как сегодня стоит скорбеть о погибших, потому что мы тоже можем летать самолетами, так и стоит хотя бы просто для начала не ненавидеть тех, кто сверху, а пытаться представить себя на их месте.
И не будет разноситься по Земле Русской плач об элите, которую потеряли - потому что заменить ее найдется кому.